Майя Горбунова, 13 лет, Симферополь

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Едва начинается разговор об инвалидной коляске, Майя сразу меняется в лице и отрицательно качает головой. Конечно, о каком кресле может идти речь, когда тебе 13 лет, ты мечтаешь стать моделью, и пусть сейчас приходится непросто, долгое тяжелое лечение еще не завершено, но все мысли только о том, что скоро все закончится и можно будет вернуться к привычной жизни. У Майи Горбуновой осенью прошлого года врачи диагностировали остеосаркому правой большеберцовой кости. Почти год девочка находится на лечении в Москве, в НПЦ спец. мед. помощи им. Войно-Ясенецкого. Сейчас настал решающий момент – операция по удалению опухоли и установка эндопротеза. В череде забот о дочке Татьяна, мама девочки, забыла, что Майе будет нужна коляска, так как после операции ходить некоторое время нельзя.

 

Как рассказывает Татьяна, в конце мая прошлого года старшая сестра Майи, которая живет в Красноярске, предложила, чтобы девочка приехала к ней на каникулы. Так и сделали. Не прошло и недели, как Майя начала жаловаться на сильную боль в ноге. Сестра отвезла девочку в больницу, сделали МРТ, которое показало наличие новообразования. «Сначала врачи говорили, что опухоль доброкачественная, взяли биопсию, которая это подтвердила. Хирурги удалили опухоль и восстановили пораженные ткани, Майю выписали домой. Мы думали, все хорошо, но затем пришел результат повторного исследования удаленной опухоли. Стало понятно, что у дочки остеосаркома, — рассказывает Татьяна, — Три месяца мы с Майей пробыли в больнице в Красноярске, по сути, потеряли драгоценное время, пока определяли диагноз».

 

 

В конце концов, Татьяна смогла договориться, чтобы Майю направили на лечение в Москву. Так уже почти год девочка находится в НПЦ спец. мед. помощи детям им. В. Ф. Войно-Ясенецкого. Позади четыре курса химиотерапии. «Что говорить, тяжело, — признается Татьяна, — мы с дочкой обе очень устали переживать. Особенно непросто настроиться на борьбу, когда видишь, как детей, которые с нами лежали в одном отделении, отправляют на паллиатив».
 
Майе сейчас очень нужны силы, так как впереди решающий этап – эндопротезирование. Татьяна говорит, что за заботами о дочери и сборами необходимых справок и документов совершенно забыла об инвалидной коляске, без которой после операции никак нельзя. «Мы с Майей из Симферополя, пока я подам заявление на получение коляски за счет бюджетных средств, пройдет много времени, — говорит Татьяна. – А мы ждать не можем, операция назначена на начало мая. Причем коляска нужна специальная, с поддержкой голени. Ногу сгибать нельзя. Обычно дети начинают ходить примерно на 10-й день после эндопротезирования. Но это если все по плану. У Майи потом еще пять курсов химиотерапии. Никто не скажет сейчас, как дочка себя будет чувствовать. Да и после выписки коляска еще может пригодиться».
 
Конечно, рисковать в данном случае совершенно не нужно, поэтому наш фонд решил приобрести инвалидное кресло для Майи. Девочка, мягко сказать, не в восторге от этого решения и всячески старалась убедить маму и врачей, что она сразу встанет и пойдет. Но, все же, Майю удалось уговорить — без коляски ей первое время не обойтись. Зато, как только девочка восстановится и сможет ходить, они с мамой подарят кресло отделению. Такой вариант Майю устроил.
 
Мы просим поддержать нас и помочь собрать средства на покупку инвалидного кресла для Майи. Даже 100 рублей имеют значение!